Vogue Russia

ДАЙТЕ ЖАРУ!

ШЕЛКОВОЕ ПЛАТЬЕ, РАСШИТОЕ БИСЕРОМ, БЛЕСТКАМИ И СТРАЗА-МИ, SAINT LAURENT BY ANTHONY VACCARELLO; КОЖАНЫЕ БОТИНКИ, DR. MARTENS; ХЛОПКО-ВЫЕ НОСКИ, FALKE.

Здесь я тебя оставлю, — говорит мне боль-шеглазая девушка в коротком клетчатом платье, черном бомбере и с сумкой Urban Outfitters через плечо. — У меня через два часа саундчек». Мы стоим на набережной в порту Барселоны. Светит солнце, ветер треплет паруса яхт и развевает светлые волосы моей собеседницы. Ее зовут Яна Кедрина, но большинство увлеченных электронной му-зыкой знают ее под псевдонимом Kedr Livanskiy. Через два часа ей предстоит саундчек на одном из лучших му-зыкальных фестивалей в мире — барселонском Primavera Sound. В этом году на нем выступают Бьорк, Ник Кейв, Шарлотта Генсбур, Arctic Monkeys, A$AP Rocky. Россию представляет только Kedr Livanskiy.

Двадцатисемилетней музыканту и певице из Моск вы не впервой давать концерты за рубежом. Primavera Sound — только одна из остановок в нынешнем загра-ничном турне Kedr Livanskiy. Перед Барселоной были концерты в Швейцарии и Норвегии, после будет появле-ние на важном немецком фестивале Melt и турне по Се-верной Америке. Но Primavera Sound для нее фес тиваль особенный, поэтому Яна Кедрина не скрывает волне-ния: «В детстве, лет в 15, я мечтала попасть на Primavera. Тогда я и не представляла себе, что буду артистом. Прос то хотела послушать The Cure. А сейчас я тут играю. Это важная веха — с нее начнется другая исто-рия Kedr Livanskiy. Поэтому важно в нее войти хорошо». Яна Кед рина задумывается, потом добавляет: «Хотя даже если я облажаюсь, то плевать (Яна любит слова покрепче. — Прим. ред.) — дождусь следующего раза», — и заливается смехом.

Мир узнал о Kedr Livanskiy в прошлом году, после выхода ее дебютного полнометражного альбома Ariadna. Зарубежная музыкальная пресса отдала должное роман-тическому техно-попу Яны — нахмуренному, как небо перед дождем: увесистому биту, меланхоличным мелоди-ям, сыгранным на аналоговых синтезаторах, и воздуш-ному голосу, плывущему в туманную даль. По поэтичным песням Кедриной и ее стилю, эксплуатирующему образ дерзкой, но наивной старшеклассницы, трудно дога-даться, что этот прекрасный цветок вырос из панков-ского сора. До того как в одиночку заняться электрон-ной музыкой, Яна Кедрина пела в рок-группе и сочиняла песни «о вечеринках, наркотиках и алкоголе». Группа, в которой, по словам вокалистки, играть умел только бас-гитарист, была умеренно известна в андеграунде и даже съездила на единственную гастроль. «Мы объехали че-тыре города на ставшем легендарным минивэне «Авто-бус смерти», — вспоминает Яна. — После таких туров надо в реабилитацию отправляться на несколько месяцев. Мы были в аду, и зрители были в аду, но это то, зачем они приходили на концерты. У нас была совместная ди-онисийская вакханалия». Параллельно с жизнью в панк-подполье Яна Кедрина углубленно изучала русских клас-сиков в Институте журналистики и литературного твор-чества: «Я увлекалась дворянской культурой, и многие мои друзья-панки об этом не догадывались. Думали, что я только бухаю».

ТОП ИЗ ТЮЛЯ, PRISCAVERA; ДЖИНСЫ, MIU MIU; МЕТАЛЛИ-ЧЕСКИЙ ЧОКЕР, AMBUSH. (ФОТО: ТАУРАС ДЕМИДОВ. ПРИЧЕСКА: НАТАЛЬЯ ОГИНСКАЯ/PRO.FASHIONLAB. МАКИЯЖ: НИКА КИСЛЯК. АССИСТЕНТ ФОТОГРАФА: КОНСТАНТИН ЕГОНОВ/BOLD. АССИСТЕНТ СТИЛИСТА: АНАСТАСИЯ МИТИНА. ПРОДЮСЕР: КАРИНА ЧИСТЯКОВА. АССИСТЕНТЫ ПРОДЮСЕРА: МАРГАРИТА СИНЯЕВА, ЭСТЕР ЭВАНС. РЕДАКЦИЯ VOGUE БЛАГОДАРИТ КЛУБ «ПЛУТОН» И МАГАЗИН ВИНИЛОВЫХ ПЛАСТИНОК «ЗВУКОВОЙ БАРЬЕР» ЗА ПОМОЩЬ В ПРОВЕДЕНИИ СЪЕМКИ)
ДЖИНСОВЫЙ ЖАКЕТ, КО-ЖАНАЯ ЮБКА С ЗАКЛЕПКАМИ, ВСЕ PHILIPP PLEIN; ПЛАСТИ-КОВЫЕ ОЧКИ, PLANET.I.
КОЖАНЫЙ ЖИЛЕТ, AMIRI; БРА ИЗ ТЮЛЯ, LAPKA; МЕТАЛЛИ-ЧЕСКАЯ СЕРЬГА СО СТРАЗАМИ, ALESSANDRA RICH.

В Яне Кедриной как будто уживаются два разных че-ловека: одного тянет к поэзии, другого — к прозе жизни. Один погружен в мир собственных фантазий, у друго-го — обостренное чувство реальности. Один обаятельно ругается матом, другой ссылается на философа Мераба Мамардашвили. Отсюда, видимо, и дуализм в ее музыке, цепляющей игрой контрастов: жесткий бит и нежные мелодии, резкие смены темпа и обволакивающий теплым облаком звук. «За окном весна, не зови меня, я всегда одна, я всегда одна», — призывно поет героиня альбома Ariadna под жесткий ломаный бит.

Моя гипотеза о том, что Яна Кедрина — сложносочи-ненная натура, которая еще до конца не разобралась в ла-биринтах собственной личности, подтвердилась во вре-мя нашей прогулки по Барселоне. За два месяца до этого, когда мы обсуждали карьеру Kedr Livanskiy в хмурой ве-сенней Москве, артистка говорила, что у нее нет задачи прославиться: «Возможно, с моей психикой я бы этого и не перенесла». Сегодня Яна Кедрина светится ярче, чем испанское солнце, и смеется: «С момента нашей по-следней встречи в моей жизни произошла революция». Яна только что записала новый альбом вместе с петер-бургским электронным продюсером Флэти. «Это было как в книжках: «Они заперлись в студии и не выходили оттуда неделю». Эта спонтанная запись придала ей уве-ренности в собственных силах: «Я поняла, что больше не хочу быть одна. Я теперь сама себе продюсер и объ-единяю вокруг себя талантливых друзей. Если я могу что-то делать клево, то почему должна сидеть дома и гово-рить, что мне достаточно того, что у меня есть? Ведь это неправда. Это страхи, которые я готова преодолевать».

Новый альбом Kedr Livanskiy выйдет в следующем году. «Это будет бомба», — говорит Яна. Причем бомба для танцполов. «Погрязнув в рефлексии, я вдруг обратила внимание на культуру черных гетто — на рэп и хаус. Эти люди понимают, что жизнь — это боль, но хотят страдать играючи, и это слышно в их музыке. С их по-мощью я поймала новый вайб, драйв. Если я раньше была готом, то теперь я r’n’b-гот. Готику ведь из души не искоренишь».

Новая музыка открыла перед Kedr Livanskiy и новые темы — один из треков с будущего альбома она называ-ет феминистическим гимном: «Я за girl power! За то, чтобы девчонки прислушивались к себе и искали себя — не через мужчин. Слишком много девушки думают про парней. На … парней! Лучше самореализацией заниматься — это именно то, что сделает тебя счастливой».

help