Vogue Russia

ВОЛЕВАЯ МОДЕЛЬ

ФОТО: MARK WILLIAMS & SARA HIRAKAWA (1); LEGION-MEDIA (1); ВАЛЕНТИН ЗОЛОТУХИН (1); АРХИВ VOGUE (1)

ТОНАЛЬНОЕ СРЕДСТВО MILLENNIALSKIN, 2; ПАЛИТРА ТЕНЕЙ ДЛЯ БРОВЕЙ EMOTIONEYES BROW POWDER DUO, 2; РУМЯНА THE BLUSH, 22; ХАЙЛАЙТЕР CREAMY BLUSH, 60; ЛАЙНЕР ДЛЯ ВЕК EMOTIONEYES HIGH DEFINITION EYELINER STYLO, 2; ТУШЬ ДЛЯ РЕСНИЦ PASSIONEYES, 1; ПОМАДА CLASSIC CREAM LIPSTICK, 325, ВСЕ DOLCE & GABBANA. ПЛАТЬЕ ИЗ ТЮЛЯ, СЕРЬГИ, ВСЕ DOLCE & GABBANA.

Произнесите Dolce & Gabbana, и в голове сразу же возникнет образ знойной женщины: соблазни-тельная фигура обтянута дорогим атласом, на ключицах легкая испарина, со всех сторон восхищенные взгляды, в воздухе тестостерон. Или же всплывут имена итальянских кинодив Софии Лорен или Моники Беллуч-чи. Их чувственная привлекательность уже давно стала синонимом бренда. В 2002 году именно этот эликсир соблазна дизайнеры добавили в свой дебютный аромат The One — восточно-цветочный, более насыщенный, чем его последующие версии The Only One (со сладкой фиалкой и кофе) и совершенно новый The Only One 2 (более сдержанный — с красной розой, бобами тонка и ва-нилью). Не будем лукавить — многие из нас тайно мечта-ют быть именно такой роковой итальянской красоткой или же восхитительно свежей английской розой Эмили-ей Кларк, широко улыбающейся в недавних рекламных роликах этих парфюмерных сиквелов. Так же, как дизай-нерам Стефано и Доменико удалось заключить суть своей женщины во флакон, им на съемочной площадке удалось поймать характер самой Эмилии.

Когда мы встречаемся, чтобы обсудить эту ее непри-вычную роль, все ассоциации с Дейенерис Таргариен Бурерожденной тут же уходят в далекое прошлое. В ре-кламном ролике она, веселая и задорная, танцует и поет Quando Quando — и в жизни именно такая жизнерадост-ность дается ей проще всего. Эмилии вообще нравит-ся итальянский образ жизни: «Мне нравятся итальян-ское чувство патриотизма, уважение к матерям, семей-ные ценности, да и просто способность часами сидеть на площади и следить за играющими детьми». И вообще она напоминает итальянку — живая, естественная, многогранная. Немножко соблазнительница, немножко мальчишка, неверо-ятно откровенная, прагматик и активистка. Но главное каче-ство Кларк — бьющий через край оптимизм. Это заметно по ее инстаграму, где более 18 милли-онов подписчиков ставят лай-ки неотфильтрованным фото, спонтанным видео и смешным селфи. В общем, настоящий поток позитива.

«Знаете, в инстаграме так много идеальных девушек, на которых смотришь — и хочет-ся просто зарычать, — говорит Эмилия и издает в этот момент львиный рык. — А не лучше ли вдохновлять женщин любить себя такими, какие они есть, помочь кому-то поднять свою са-мооценку и почувствовать себя комфортно». Похоже, что такие мысли следуют не из ее супер-силы, а наоборот — уязвимости. «Когда в детстве я чувствовала агрессию и злость по отношению к себе, мне становилось страш-но, я отступала, просто цепене-ла и ничего не могла сделать, — со всей искренностью делится Кларк. — Тогда я пришла к выводу, что человеку будет много проще, если вы спо-койно скажете ему: давай подумаем, что можно сделать, чтобы задуманное осуществилось, давай решим задачу вместе, давай я помогу».

Кларк даже создала свою собственную продюсер-скую компанию, ориентированную на наем женщин на самые разные позиции. Когда разговор заходит о пра-вах женщин, я делюсь с Эмилией своей собственной дилеммой, с которой я как стилист столкнулась, одевая нашего общего друга, другую веселую и откровенную феминистку Фиби Уоллер-Бридж, с которой она снялась недавно в спин-оффе «Звездных войн» про Хана Соло. Итак, вопрос: «Можем ли мы, женщины, в эпоху #MeToo носить сексуальный корсет и аромат Dolсe & Gabbana и относиться при этом к себе как к независимым силь-ным женщинам?» Кларк считает, что не только можем, но и не должны этого стесняться: «Оглядываясь на фе-минизм и на споры, которые он вызывал в прошлом, я понимаю, что нам в свое время промыли мозги, убе-див в том, что мы носим такую одежду только потому, что она нравится мужчинам, и вообще одеваемся мы только для них». В этот момент она наклоняется впе-ред, смотрит мне прямо в глаза, а пиар-агент вздрагива-ет: «Плевать мы хотели на эту чушь. Хватит! На дворе 2019 год, и мы должны вести войну с ублюдками в прави-тельственных креслах и с шовинистами, которые рас-калывают общество. А не набрасываться на девушку, которая надела миленькое платье и чувствует себя в нем красивой. Нам нужно взять паузу и осознать, где лежат реальные проблемы», — на одном дыхании выдает Кларк. Следуя этой позиции, она готова вызвать на ковер даже женщин. «Недавно меня так отчитали, что у меня аж кровь в жилах закипе-ла, — делится Кларк. — В одной группе в WhatsApp я упомянула, что «работала так, что чуть яйца не стерла ». И тут кто-то пишет: «Ты имела в виду свои яичники». Нет, я имела в виду именно то, что сказала, и свою чертову мужскую энергию — так понятней, девчонка? Но я взяла себя в руки и не подда-лась гневу. Надо быть добрее друг к другу, так ведь?»

Слева направо. ОБЛОЖКА VOGUE UK, МАЙ 2015; В ПУТИ НА ШОУ GOOD MORNING AMERICA, НЬЮ-ЙОРК, МАЙ 2018; ЦВЕТОЧНО-ВОСТОЧНЫЙ АРОМАТ THE ONLY ONE 2 С НО-ТАМИ КРАСНОЙ РОЗЫ, ФИАЛКИ И КОФЕ, 100 мл, 11 950 руб., DOLCE & GABBANA.

Позиция Кларк кажется бо-лее свежей и выигрышной, чем у агрессивных феминисток про-шлого. Сразу вспомнилось, как представители Dolce & Gabbana часом ранее упомянули, что пар-фюмерные тенденции поверну-лись от насыщенных и жестких ароматов в сторону более спокой-ных, сладких, фруктовых. Отсюда и мягкость нового The Only One 2. Спрашиваю Эмилию, что она чувствует, когда носит этот аромат. Прежде чем отве-тить, актриса кокетливо хихикает: «Ну, знаете, однажды я вышла из такси, когда аромат был на мне, и водитель говорит вслед, — в этот момент Кларк копирует акцент кокни: «Ну, дорррогааая, говори, что это за парррфюм?» Он, безусловно, не оставляет равнодушным». Точно, как и сама Эмилия Кларк.

help